7Eves: конспирологическое

Дочитал позапрошлогоднюю новинку от Нила Стивенсона. Краем уха услышал, как по тельавизору в очередной раз срывают покровы с того факта, что Петербург тридцать лет назад построили те самые инопланетяне, на чьей лунной базе Лукас снимал высадку американцев на Луну. И внезапно понял, что все сюжетные дыры в романе прекрасно объясняются с конспирологической точки зрения.

Для не читавших книгу немного спойлеров:

  • в 7000 году н.э. власть над планетой захватили русские и насадили по всему миру, кроме итальянцев, духовность, толерантность, кириллицу и апартеид для негров с китайцами.

  • Евреи вымерли. Невероятно, но факт.

  • Маск стал героем. Во всех смыслах.

  • Хиллари Клинтон закрыли рот на замок. В буквальном смысле слова.

И Трампу стоило бы, как честному человеку, по достоинству заплатить Стивенсону за настолько талантливую предвыборную агитацию, если он еще этого не сделал :D

А теперь серьезно.

Collapse )

(no subject)

Семь каноэ плыли по волнам
Ставьте парус!
«Таинуи», «Те Арава», «Матаатуа»,
Ставьте парус!
«Токомару», «Такитиму», «Курахаупо» и «Аотеа»
Семь каноэ под парусами наших предков!
Маорийская народная песня.
Пролог

Звезда была старше Солнца.
Богатая в сравнении с земной звездой железом и гелием, массивнее Солнца и древнее – возраст Мюары составлял почтенных шесть с лишним миллиардов лет – она относилась к спектральному классу G3, а не G2, а ее светимость приближалась к показателям, более приличествующим какому-нибудь субгиганту, а не уважающему себя карлику главной последовательности. Тесное соседство с материнской звездой уже стоило Манвэ, внутренней планете, немалой части ее горячей гелиевой атмосферы, разреженным до невидимости кометным хвостом сорванной и отброшенной в глубины зоны обитаемости.
Вторая планета, Элберет, переносила жару с божественным спокойствием. Тяготение звезды давно притормозило ее вращение, поймав в цепкие лапы орбитального резонанса, и из космоса Элберет напоминала невыразительный серо-голубой шар, кое-где подернутый легкой вуалью ледяных облаков. Газовые потоки мчались через ее терминатор, образуя небольшие турбулентности, когда притяжение Илуватара мягко покачивало сестру, но ветра Элберет не могли поспорить с яростью штормов обоих ее братьев – огненного ли кипения атмосферы Манвэ, вечного ли экваториального кружения ветров Илуватара.
Светло-синий гигант из водорода и гелия с небольшой добавкой водяного пара, с массой более трех квадриллиардов тонн, неторопливо обращался вокруг желтого карлика. Из своих планетных собратьев Илуватар являлся самым эксцентричным, не только обзаведясь обитаемым спутником, но и двигаясь вокруг материнской звезды по вытянутой эллиптической орбите, чего в системе не позволял себе больше никто из гигантов. Расстояние между звездой и планетой медленно сокращалось, соответственно росла и мощность теплового потока – более чем в полтора раза. Древняя металличная звезда яростно полыхала, разогревая свои планеты, испаряя гелиевую атмосферу Манвэ и раскаляя Элберет с Илуватаром. Атмосфера газового гиганта кипела и бурлила, скручиваясь в исполинские смерчи, подсвечиваемые изнутри вспышками детонирующего твердого газа и молниями длиной в тысячи километров.
Collapse )

оскорбление

Ретранслированный со спутника радиосигнал подтверждает автоматическую команду. Корректирующие двигатели включаются, выправляя траекторию земных посланцев. Шесть аппаратов, по три боевых блока на каждом, почти две с половиной мегатонны общего тротилового эквивалента. Семнадцать тысяч километров до цели.
 - Две минуты до отделения блоков, – в полутемный ЦУП, укрытый под Скалистыми горами, стекаются данные с полудесятка спутников, наземной обсерватории и двух беспилотных зондов.
Писк зуммера, новый огонек на мониторе. Там, в вышине, сине-белое пламя отражается в зеркальных впадинах и вздутиях на боку блестящего километрового клина.
 - Внимание! «Игла Один» - изменение траектории! Повторяю, объект «Игла Один» изменил скорость и направление движения! Смещение к центру построения на двести километров, тормозное ускорение снизилось на пятнадцать метров в секунду за секунду!
Глаза диснеевской ведьмы сужаются.
 - Поздравляю с первой реакцией на наши действия. Хороший признак.
 - Генерал? – оператор недоуменно вскинул голову.
 - «Игла Один» готовится встречать наши ударные аппараты. Они перестраиваются, чтобы прикрыть «Конус» от нашей атаки. И это хорошо.
 - Мэм?
 - Это означает, что наши боеголовки все же опасны для их кораблей.
Collapse )

оскорбление

Они были молчаливы. Речь требовала энергии, а энергию они расходовали очень скупо. У них было слишком много способов ее потратить.
Они мчались сквозь заполненную звездами ночь. Прятались в облаках протопланетных дисков, скрывали выхлоп в пламени фотосфер, расидывали полотнища поглощающих завес, ныряли в пращи нейтронных звезд. Они хорошо умели прятаться.
Их было двенадцать.
Collapse )

оскорбление

Первым, что он увидел, была стена.
Невозможно сказать, близко или далеко она находилась. Серая однотонная поверхность без единой отличительной черты. Он не смог бы даже сказать, почему стена представлялась поверхностью, а не пустотой. И почему – не полом или потолком.
Направления смешались. Он смотрел вверх. Вниз. В какой-то момент ему показалось, что его поле зрения расширилось до полного круга. До шара. И продолжало расширяться. Стена взорвалась вокруг себя самой и рассыпалась вместе с его собственным зрением.
Потом вернулась. Снова стала серой вертикальной равниной.
На стене медленно проступили темные контуры. Расплывающиеся пятна, будто следы от влаги. Они росли, наплывали друг на друга, бледнели, исчезали. Извивались, меняя форму, пробуждая смутные ассоциации. Но прежде чем память отреагировала чем-то вразумительным, вернулся цвет. Пятна замигали, обретая синеву, изжелтую зелень, темный багрянец.
Новый взрыв.
Collapse )

Первичная яваннография - ознакомительное

Первичная яваннография
Часть I.
Посвящается Светлане.
Никогда мой дом не считался бедным, и я лучше уеду отсюда, чем потеряю свое достоинство, лучше покину страну, чем обесчещу свой род. Я хочу принять предложение Эйрика Рыжего, моего друга, которое он сделал мне, когда мы расставались в Брейдафьорде. Я хочу этим летом отправиться в Гренландию, если это мне удастся.
Торбьерн Вифильссон, «Сага об Эйрике Рыжем»
Пролог.

Солнце еще не поднялось из-за покрытых темной малахитовой травой холмов, когда Попрыгунья отправилась на утреннюю охоту.Collapse )